ENERGO SOFT
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  НОВОСТИ

Сайт

2012 год

Экологи опасаются последствий освоения шельфа

В мире добыча нефти на шельфе составляет около 1/3 от общемировой, однако у нас в стране эта пропорция значительно скромнее, примерно 3–5% от суммарной добычи страны. Возможно, такое отставание нашей страны и породило ту политическую мотивацию руководства страны, которая выталкивает «Газпром» и «Роснефть» на шельф Арктики. Иначе трудно найти какие-то разумные причины для экологически и экономически безрассудной нефтегазовой экспансии в арктические моря.

Попробуем в очередной раз высказать наши ключевые аргументы против добычи нефти и газа на шельфе Арктики. Обсуждение этого вопроса сейчас особо актуально – правительство РФ дорабатывает Государственную программу разведки континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов. Есть шанс, что и с учетом наших доводов будет принято стратегически важное решение о переносе сроков запуска этой программы.

Первый набор аргументов – экологический, и он в первую очередь связан с аварийными разливами нефти. Для того чтобы считать шельфовые проекты в Арктике безопасными, необходимо иметь эффективные технологии ликвидации разливов нефти в арктических ледовых условиях. Это требование и закона, и здравого смысла. WWF уже несколько лет изучает проблему нефтеразливов в Арктике, причем не только в России, но и в других арктических странах. Мы пришли к выводу, что если разлив 50–100 т в полярных условиях еще можно локализовать и убрать, то с разливом объемом тысячи или десятки тысяч тонн нефти ни одна из имеющихся в мире технологий и существующих сил реагирования не справится.

Яркие примеры такого рода – разлив с Runner-4 у берегов Эстонии в 2006 году, Godafoss у берегов Норвегии и Швеции в 2011 году. В России яркими примерами сложности проведения эффективных аварийно-спасательных работ в условиях низких температур, сильнейших ветров и волнения, огромного удаления от баз в 2011–2012 годах стали катастрофа траулера Oriental Angel (2011–2012) и гибель танкера «Каракум».

Очередным напоминанием о возможности аварийных разливов нефти стала авария в апреле 2012 года на месторождении «Требса» на побережье Ненецкого автономного округа, когда, по независимым оценкам, за 2,5 суток в окружающую среду попало до 2 тыс. тонн нефти.

Если такого рода авария произойдет на шельфе (месторождение «Требса» находится в 100 км от установленной на шельфе добывающей платформы «Приразломная»), экологические последствия могут оказаться гораздо более тяжелыми.

Об этом убедительно говорят результаты проведенного по заказу WWF и Гринпис исследования «Моделирование поведения возможных разливов нефти при эксплуатации МЛСП «Приразломная». Оценка возможности ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с разливами нефти» (ЗАО «Информатика риска», Москва, 2012).

Был проведен анализ десятков тысяч вариантов сценариев возможных разливов нефти в районе платформы «Приразломная» объемами в 1500, 10 000 и 16 000 т. Было установлено, что в ряде случаев зона воздействия нефтяных разливов может достигнуть 140 тыс. кв. км, или свыше 3000 км побережья. При этом даже в теплое время года, при отсутствии ледового покрова, не удастся обеспечить эффективную защиту особоохраняемых природных территорий (ООПТ). Нефть будет выброшена на наиболее ценные и уязвимые участки побережья, тем самым подвергая воздействиям как заповедные территории (Ненецкий государственный заповедник и др.), так и многие краснокнижные виды, например атлантический морж. Проведение эффективных работ по локализации и уборке столь крупных разливов нефти в холодный период года во льдах в настоящее время просто невозможно. Напомним, что платформа «Приразломная» большую часть года будет работать именно в ледовых условиях.

Помимо угроз загрязнения Арктики вследствие аварийных разливов нефти есть еще одна актуальная для России экологическая проблема – выбросы в атмосферу загрязняющих веществ и сажи вследствие сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ) на факелах. В настоящее время операторами работ на шельфе Арктики могут быть только две компании – «Роснефть» и «Газпром» (и ее «дочка» «Газпром нефть»). Однако именно у этих компаний одни из самых низких показателей по использованию ПНГ, много ниже нормативного показателя 95%.

Может быть, прежде чем пытаться активно осваивать в сложнейших условиях нефтегазовые месторождения Арктики, этим компаниям надо сначала прекратить варварское уничтожение ценнейшего углеводородного сырья?

Принесут ли экологически высоко рискованные арктические проекты баснословные дивиденды, позволяющие компаниям и политикам игнорировать предостережения экологов? Согласно оценкам и прогнозам, на Арктическом шельфе сосредоточены значительные запасы углеводородов. Но действительно ли арктические разработки являются наилучшей альтернативой, с учетом издержек?

Если исходить из относительно оптимистичных оценок МЭА, то оказывается, что арктические запасы не так велики, чтобы считать их «нефтегазовым Эльдорадо мира», и достаточно дороги по сравнению с другими источниками. В связи с этим к активному освоению ресурсов Арктики при существенных экологических рисках следует подходить осторожно, тем более что имеются доступные альтернативы – использование попутного газа, развитие газохимии, повышение нефтеотдачи или добыча тяжелой и трудноизвлекаемой нефти и т.д.

Очевидно, что первый резерв, который нужно использовать в России – прекратить сжигать десятки миллиардов кубометров попутных нефтяных газов.

В сентябре 2012 года СИБУР и «Газпром нефть» завершили реконструкцию Вынгапуровского газоперерабатывающего завода и прокладку газопроводов в ЯНАО. Проект в 8 млрд. руб. совместных инвестиций позволил повысить объем переработки попутного нефтяного газа на заводе на 1 млрд. куб. м и довести выход широкой фракции углеводородов (ШФЛУ) с 230 тыс. т в 2010 году до более 640 тыс. т в 2013 году. Если использовать такую бизнес- и технологическую схему для скорейшего решения проблемы сжигания 20 млрд. куб. м ПНГ, то это потребует порядка 150–200 млрд. руб. инвестиций и даст прирост такого ценного для нефтехимии продукта, как ШФЛУ, в размере около 8 млн. т ежегодно.

Крайне рискованный проект освоения Приразломного месторождения в Печорском море может дать до 6 млн. т нефти, что соизмеримо с результатами прекращения сжигания ПНГ в стране и его рационального использования. Это можно достичь за три–пять лет, то есть за тот же период, что необходим для ввода «Приразломной».

Развитие газохимии, повышение коэффициента извлечения нефти (КИН), развитие добычи тяжелых и вязкой нефти в России в сумме могут дать дополнительно десятки и сотни миллионов тонн нефтяного эквивалента углеводородов. Это не потребует широкомасштабного освоения новых удаленных территорий и акваторий в сложнейших природных условиях.

В связи с этим мы не считаем обоснованными запрашиваемые правительством грандиозные инвестиции (больше 9 трлн. руб.) в осуществление Государственной программы освоения шельфа, благодаря которому к 2030 году Россия должна выйти на объем добычи нефти всего лишь 66 млн. т. Эквивалентное количество углеводородов может быть получено на уже освоенных месторождениях за счет их более эффективного использования, доведения уровня потерь до уже существующей лучшей мировой практики.

Похоже, что понимание неготовности к экологически безопасной работе в Арктике начинает находить отражение в позициях ведущих мировых компаний. В 2011 году одна из крупнейших мировых страховых компаний «Ллойдс» опубликовала доклад, в котором выразила озабоченность возможными высокими рисками арктических проектов.

В 2012 году ВР заявила о приостановке крупного арктического проекта «Либерти» в море Бофорта. В сентябре 2012 года еще один нефтегазовой гигант – французская «Тоталь» также заявила о том, что не считает арктические проекты для себя приоритетными.

В 2012 году власти США заняли весьма жесткую позицию в области требований по обеспечению безопасности арктических шельфовых проектов. В сочетании с неблагоприятными погодными условиями это привело к тому, что программа работ компании «Шелл» по разведочному бурению на Арктическом шельфе Аляски в очередной раз оказалась невыполненной.

Мы надеемся, что объявленный в сентябре 2012 года советом директоров ОАО «Газпром» перенос сроков начала бурения в арктическом проекте «Приразломная» на осень 2013-го – это сигнал объективного понимания серьезности изложенных выше проблем и начала выработки более ответственной и конструктивной стратегии дальнейших действий и в нашей стране.

Источник www.ng.ru, А.Ю.Книжников